Жизнь Полины была полной чашей: супруг и дом построил, и на юга отвозил — как сыр в масле! Заелась!

— У меня всё хорошо, — на все вопросы всегда отвечала Полина, отводя глаза. — Точно? — Точно! Можно было не спрашивать. У Полины всегда всё было хорошо, отлично и луч....
— У меня всё хорошо, — на все вопросы всегда отвечала Полина, отводя глаза.

— Точно?

— Точно!

Можно было не спрашивать. У Полины всегда всё было хорошо, отлично и лучше всех. Круги под глазами? Подумаешь, у многих есть! На ногах сапоги, отметившие свой второй юбилей ещё пару лет назад? Качественные и любимые, а не потому, что вы все подумали! Пешком домой с работы? Есть мелочь на автобус, но пешком ходить — полезно, не знали? Теперь знайте!

Со временем от Полины отстали все. Хорошо всё у человека, зачем в душу лезть? Или надо было без звонка к ней приходить и стараться вынюхать: что же у Полины не так?


На фоне этого благополучия, тем неожиданней прозвучало известие:

— Про Полину слыхали? Детей бросила, мужа бросила, с работы уволилась и уехала! Куда? А леший его знает! Телефон недоступен, странички в соцсетях удалены! Говорят, её мужа даже полиция задерживала! Так Полина объявилась, показала, что жива-здорова, и снова пропала, даже детей не повидала!

Полину осудили все. Знакомые, малочисленные дальние родственники и каждый мимокрокодил:

— Жила, как сыр в масле каталась! Чего мало было? Небось, хахаля нашла, и к нему укатила! Ей муж и дом построил, и на юга возил! Зажралась Полина!

«Ей муж и дом построил, и на юга возил!» — и не поспорить. Разве только уточнить можно.

Дом. В построенном доме, жили не только Полина с мужем и двумя детьми, но и вся родня «строителя». Если конкретно, то мама, бабушка с дедушкой и младшая сестра в компании своих питомцев: двух собак и трёх котов. Свои квартиры бессрочные гости сдали, вовсю наслаждаясь гостеприимством сына и его жены. А как иначе, онижегости! А чтобы в случае развода Полина не обобрала несчастного трудягу-мужа, дом был записан на его маму.

Завтраки, обеды и ужины на всю ораву готовила Полина. В свободное от работы, детей и огорода время. Причём, готовила по несколько вариантов блюд: у бабушки с дедушкой отсутствует часть зубов и им трудно кушать что-то твёрдое, а 24-летняя сестра Полининого мужа не ела мясо, рыбу и яйца. Ещё Полина варила кашу для собак.

Огород — отдельная тема. Небольшой клочок земли, на котором, по задумке Полины, должен был располагаться цветник, старшее поколение хором разбило на огород. Но ухаживать за ним должна была хозяйка дома. Куры и свиньи, которые тоже должны были появиться («свои яйца и мясо!»), не появились благодаря 24-летней вегетарианке:

— Нет! Вы с ума сошли! Я терплю, что вы это едите при мне! Видеть хрюшек и птичек, которых вы потом угробите, я не желаю!

Работала Полина кладовщиком на продуктовой базе, весь день проводя на ногах. Домой с работы ей тоже полагалось идти пешком: зарплатной картой женщины распоряжался супруг, определяя целесообразность всех трат. И 40 рублей в день на проезд он посчитал не нужной тратой: идти-то Полине всего 4 километра в одну сторону! «Деды, вон, по 15 км в одну сторону до школы ходили пешочком, и ничего!» — любил говаривать добытчик на жалобы Полины.

Дети. Гордость любой мамы, её отрада и надежда на сытую старость. Дети Полины быстро переняли манеру общения старших родственников и быстро стали называть маму пренебрежительным «эй, ты». Полине было запрещено ходить в школу на родительские собрания, под предлогом: «Мама, хватит нас позорить!» Но Полина ходила, после мужниного: «Не мужское это дело!»

Поездки на юга. Да, были. Если судить по вышеперечисленному, нетрудно догадаться, в роли кого именно ездила «отдыхать» Полина: присмотр за бабушкой и дедушкой мужа был целиком и полностью на её плечах. Две недели на море, но даже пяточку в него не окунуть ни разу? Это про «юга» Полины.

С момента отъезда (бегства?) Полины прошло два года. Через год ей будет 40. Сейчас Полина на удалённой работе, снимает маленький домик у моря и платит алименты на детей. Недолго осталось, ещё пара-тройка лет и Полина будет окончательно свободна.

Своё первое, за много лет, платье Полина купила мучаясь угрызениями совести: «Может, лучше на детей денюжку лишнюю отправить?» Но толика неожиданно проклюнувшегося эгоизма победила, присовокупив к платью босоножки.

— Знаете, мне почти сорок. И я только начала жить. Когда я успела превратиться в «тётку» — не заметила. Зато прекрасно помню день, когда из этой «тётки» вновь превратилась в женщину. В женщину, у которой вся жизнь впереди: стоя на вокзале в ожидании автобуса с небольшой сумкой, документами и стащенными у бывшего мужа 40 тысячами рублей. Я не жалею о том, что бросила всё и всех. Жалею о том, что раньше этого не сделала. Жизнь у меня одна, и я поняла, что не хочу её посвятить обхаживанию других людей. — говорит Полина.

Жми «Нравится» , чтобы получить бесплатный доступ к ценной информации



Мне уже нравится «MAKATAKA»